Кто и как борется с оффшорами

Во-первых, это государства, в которых высокие корпоративные или личные налоги (США, Австралия, многие страны Евросоюза). Им невыгодно, чтобы часть их налогоплательщиков использовала оффшоры. Во-вторых, с оффшорами борется ряд международных организаций, наиболее известные из которых такие: ОЭСР, FATF, ООН, ЕС и другие. Несмотря на очень большую демагогию, проводимую вокруг этого вопроса, к странам — поставщикам оффшоров, по сути, есть две основных претензии:

  1. Нечестная налоговая конкуренция,
  2. Отмывание денег.

Какие основные методы борьбы применяются? Составление черных списков так называемых налоговых гаваней, разрушение и полное уничтожение банковской тайны через контроль национальных банковских систем, методы политического давления на оффшорные центры и даже санкции против несговорчивых юрисдикций. Помимо этого, национальное налоговое законодательство многих стран, как правило, ограничивает использование оффшоров введением ограничительных положений в свои Налоговые Кодексы.

Если речь об отмывании преступных денег, то, конечно, с этим надо бороться, так как криминализация экономики не выгодна никому. Но на наш взгляд, в такой борьбе надо учитывать два существенных момента. Во-первых, нет никаких причин думать, что основная масса наличных денег, полученных от продажи оружия, торговли людьми, проституции и другой преступной деятельности, отмывается именно через оффшоры. Во-вторых, вопрос «нечестной налоговой конкуренции» не только не корректен с юридической точки зрения, но и не совсем этичен. Суверенитет как один из основных принципов международного права еще никто не отменял. Нет никакой причины для того, чтобы законодательство всех стран мира, в том числе и налоговое, было унифицировано в соответствии с пожеланиями тех, кто якобы знает, как должно быть.

Любопытно также и то, что многие европейские страны, например, Швейцария, Люксембург, Кипр, предоставляют иностранцам особые льготные налоговые режимы. Преференциальный режим хотя и отличается от классического оффшора наличием налогов, но безусловное сходство в том, что идет «нечестная борьба» за привлечение капиталов. Почему она должна быть честной, и какие «критерии честности» применять — еще один вопрос. Следуя логике борьбы с налоговыми гаванями, почему бы тогда не объявить налоговыми гаванями Андорру, Кипр, Мальту, Монако или Швейцарию?

Мы не претендуем на оригинальность мнения, но на наш взгляд, налоговая конкуренция — нормальное явление, и никакие критерии честности или нечестности здесь неуместны. Не все страны имеют столько нефти, сколько есть у России, и не все страны имеют такие месторождения золота и алмазов, как ЮАР. И нет никакой причины, почему суверенные государства, у которых нет ничего или почти ничего ценного, но которые дают пристанище международному капиталу, не могли использовать свое законодательство для улучшения благосостояния своих граждан и исправления экономической ситуации внутри страны. Оффшорные фирмы как были, так и должны оставаться важным инструментом налогового планирования и оптимизации налогообложения. Еще раз повторяем: схемы по отмыванию и легализации денег следует отличать от чисто корпоративных схем, целью которых является налоговое планирование и законная минимизация налогообложения. Не хотелось бы жить в мире, где царит финансовая диктатура и предпринимателям не предоставляется право выбора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *